Людмила Савина - первая женщина Казахстана, покорившая Эверест. Горы, восхождения, фотографии, новости, статьи.

RSS

Катрин - Великая

Она кажется робкой. Свитер не по размеру, скрывающий ее фигуру, лохматая челка спадающая на глаза, она переминается с ноги на ногу перед огромным экраном в Колорадо и комментирует ее слайд-шоу и фильмы. На экране, крошечная фигурка медленно двигается через море черного известняка и вкраплений льда.

Эйгер Норванд.

Прерывистым , но понятным английским, она извиняется , пытаясь узнать кадр. Невероятно, она говорит что никогда не видела этих кадров сама. «Я не люблю смотреть на саму себя», она сказала ранее. «Каждый раз когда я смотрю на себя на фотографиях или в фильме, мне кажется , что это кто-то другой. Это не я. Это лишь что-то, что я делаю чтобы заработать денег.»
Есть два лица Катрин Дестивель - общественное признание и известность и альпинист, стремящийся к осуществлению самых сокровенных мечтаний. Иногда, на определенных восхождениях , эти двое встречаются и результатом становится подвиг , который сделал Дестивель самой известной и признанной женщиной-альпинистом в мире.

Если другие женщины и достигали таких же высот как Дестивель в той или иной гранях альпинизма, то ни одна женщина - и очень немногие мужчины - восходили на таком высоком уровне в таком множестве областей этого спорта. Это скальные соревнования - которые сделали Катрин знаменитой, и это ее дерзкие по смелости восхождения на малохоженных сторонах Альп, маршруты о которых она мечтала как ребенок, которые будут не умирающей памятью о ней.

Дестивель начала заниматься альпинизмом когда ей было 13, в Фонтанбло - скалы из песчанника - мекка боулдеринга недалеко от Парижа. Она была «скороспелкой» и рано научилась лидировать; долгое время она тренировалась на отвесных 300 метровых стенах Вердонского ущелья. Как у большинства талантливых французских восходителей в те дни, ее внимание было приковано к Альпам. Будучи тинэйджером , она лидировала на многих классических альпийских маршрутах включая «Американ Директ» на Дрю - вершине недалеко от Шамони, одно из настоящих, классических альпийских стенных восхождений.

Альпинизм был удовольствием, но Дестивель была «серьезной», в 20 лет она почти рассталась со спортом чтобы работать физиотерапевтом. Спустя пять лет, однако, ее работа , казалось, зашла в тупик, и когда, как гром среди ясного неба, ей было предложено сняться в фильме о скалолазании , Дестивель подумала: « Почему бы и нет?» Дестивель вымуштровала себя до хорошей формы и снялась в фильме, со снимками грациозного отвесного Вердонского спортивного лазания. Новый тип лазания - и новый тип восходителя - этакий медиа ангел. Тот 26 минутный фильм , «E Periciloso Sporgersi» (« Отклонение опасно ») положил начало карьеры восходителя Дестивель. Фотоснимки, другие фильмы и спонсоры последовали незамедлительно. Она ехала на Мали, чтобы сняться в одном фильме, на Тайланд - чтобы сняться в другом, в Америку - в третьем, и так далее.
Соревновательное лазание было только началом, и немного женщин было в одной лиге с Дестивель. Она выигрывала крупнейшие соревнования в Бардонесчии (Италия) три года подряд , с 1985 по 1987.
Вскоре после ее первого соревнования, все еще продолжая ходить в горы, Дестивель упала на 35 метров в трещину и сломала позвоночник и тазовую кость. Это происшествие отгородило ее от гор на несколько лет, и сформировало ее подход к альпийским восхождениям на будущее. Она быстро поправилась и снова завоевала свою позицию среди ведущих восходителей мира. В 1988 , Дестивель прошла все еще новый маршрут 13С категории именуемый Чоука в Буо,Франция. Радикально крутая линия маршрута с микро зацепами на один-два пальца , которая стала символом революции в спортивном лазании. Это был самый сложный маршрут пройденный женщиной.
В течении этого времени, Дестивель также совершала сольные восхождения на весьма высоком уровне - опыт который хорошо помог ей в будущем в горах. На маршруте категории 6А или 6B(5.10) , она говорит что чувствует себя абсолютно комфортно совершая сольное лазание; она солировала на маршруте 7А+ (12А) для фильма после небольшой репетиции . Когда она идет соло, она говорит, « Я уверена что не упаду. Я не хочу умирать.»
Дестивель перестала участвовать в соревнованиях после второго Мирового Кубка в 1989 году, и, она говорит, «Я обнаружила что хочу обратно в горы.» . Джеф Лоу искал партнера что бы сделать попытку свободного восхождения на Безымяную Башню (6153м) в Пакистане; восхождение должно было быть снято для телевидения. Дестивель подписалась на это, и, летом 1990 года они совершили свободное восхождение по Югославскому маршруту с участками стены до 12А категории сложности.

Осенью того же года, во Франции, Дестивель в одиночку прошла 660 метровый маршрут Бонати по западной стороне Дрю за пять часов. Это восхождение имело огромный успех во Франции. И хотя она была польщена вниманием, Дестивель чувствовала, что сравнения ее успеха с многодневным прохождением этого же маршрута самим Бонати принижают великого альпиниста. Она решила показать, как трудно установить новый маршрут в одиночку как когда то сделал он. Ее новый маршрут на Дрю, проходящий рядом с линией маршрута Бонати занял 11 дней в июле 1991 года. Большей частью это было не приятным экспериментом. Движение было замедленно сложностью маршрута и, в одном месте, упала на 9 метров «собрав» пять точек страховки. « Это не было хорошим маршрутом. Я хотела найти более приятную линию, но … .» она пожимает плечами, как бы говоря что больше нет приятных маршрутов во Франции.

Хотя многие восходители восхищались ее настойчивостью, Дестивель осуждалась за бегство с вершины с помощью вертолета на следующее утро после восхождения - критика, которую она принимает всем сердцем. Быстрый спуск, говорит она размышляя, было огромной ошибкой. « Я ненавижу вертолет. Он испортил мое восхождение.» Проблема в том , что она боится трещин. - вполне понятно после ее недавнего падения. Дестивель абсолютно искренна по поводу помощи которую ей оказывают. Друзья обычно сопровождают ее к началу маршрута под большие альпийские стены, и эскортируют ее по леднику вниз от вершины. На старте одного ее знаменитого восхождения, ее друг, Ерик Декамп , страховал ее через бергшрунд за день до восхождения, для того чтобы она смогла повесить веревку.
Другие, три ее лучших зимних восхождения были сделаны в великолепном стиле. Наделенная необыкновенной способностью переносить холод, она может свободно проходить скальные и смешанные участки с не защищенными руками, и она редко использует свою веревку.

В марте 1992 года, она солировала на Северной Стене Эйгера, за 17 часов, это было первое сольное восхождение совершенное женщиной.. В феврале 1993, она солировала на «Уолкер Спер» на Гран Жорасе - более трех дней, это было первое зимнее прохождение этого маршрута женщиной. А в следующую зиму она прошла Северную стену Маттерхорна, по мало хоженному маршруту Бонати. Это четырех дневное восхождение было ее, пожалуй, самым выразительным альпинистским достижением. « После Бонати, никто не проходил этого маршрута соло зимой», она говорит. «Я не хочу делать что то ординарное, я хочу сделать что то , в чем я не уверена до конца что смогу сделать.»

После ее достижений в Альпах, было естественным для нее попробовать сделать что то на других высочайших вершинах мира. Однако, злой рок, невероятная сложность объектов ее восхождений, и ее минималистский стиль оставляли лист ее достижений почти пустым. Она предприняла попытку пройти Северноый гребень пика Лоток с Лоу, Южную стену Аннапурны с Декампом, и Западное Перо Макалу также с Декампом. Ее лучшее высотное восхождение - ей было 35, молодая по Гималайским стандартам - было совершено в 1994 году в альпийском стиле, с Декампом, по Лоретан-Тройе маршруту с Южной стороны Шишы-Пангмы. Они несли менее 15 фунтов на двоих , в одном рюкзаке - ни спальных мешков, ни веревок, и без палатки. На участке маршрута по 2000 метровой стене, на высоте порядка 7150 метров, шторм загнал их в снежную пещеру. Снежная буря свирепствовала день и ночь, снег аккумулировался и заблокировал вход в пещеру , перекрыв там самым доступ кислорода. «Мы не могли даже зажечь фонарь; были очень напуганы», говорит она.

Шторм остановился, но перегруженные снегом склоны ниже них грозили обрушиться лавинами. Они решили идти наверх, в надежде что погода и снег станут более стабильными пока они лезут. Достигли конца маршрута на высоте 7950, перевал между Сентральной Шиша-Пангмой и основными вершинами. Даже самые легкие, пологие склоны над ними были слишком лавиноопасными что бы продолжать. Они начинают спускаться на передних зубьях кошек, достигают снежной пещеры в час ночи и основания стены к 6 утра . И хотя они не достигли вершины Шиша-Пангмы, они рассматривали свое, проходящее на грани, восхождение как величайший успех. «Мы были очень счастливы», говорит она. «Это было самое лучшее восхождение которое мы когда-либо делали.»

Альпинизм был очень хорош для Дестивель, которая разделяла свое время между Парижем и Лезуше, маленьким городком в долине недалеко от Шамони. Она спонсируется большинством корпораций ,такими как « Neutrogena» и «Whirlpool», а также компаниями занимающимися производством и продажей снаряжения, такими как «Lafuma», «Oreal», «Vuarnet», и «Vieux Camper» - сеть магазинов по продаже снаряжения во Франции.
Она закончила девять фильмов и видео роликов, и три книги; она появляется на Французском телевидении в среднем три раза в месяц. Она и Патрик Едлинже - звезды ,как никто другой из альпинистского мира. «Я очень хорошо известна во Франции», говорит она. Все узнают меня на улицах.»

Только зависть могла заставить многих восходителей завидовать ее славе и удаче. Некоторые из них ставили под вопрос пути , которыми она всего достигла, отчасти из-за того, что она женщина, и использует свой пол и сексуальность для своего преимущества. Дестивель признает , что ее пол приносит ей пользу в финансовом плане, но все ж она отстаивает свои мотивации.
«На Эйгере, мне повезло что я женщина ( было больше рекламы) , но я бы сделала это даже если бы была мужчиной. Это было моей мечтой.» Ее сольное восхождение на Перо Вонати было отчасти промотивировано восприятием ее другими альпинистами как женщины-альпиниста. Она говорит, «После Безымянной Башни некоторые люди говорили, - Она преуспела в этом восхождении оттого что с ней были мужчины. Я была очень расстроена. И я подумала что хочу сделать это сама.»

Хотя феминистки должны аплодировать ее желанию преуспеть собственными силами, они могли усомниться в ее решении частенько появляться в фотографиях с сильной сексуальной подоплекой. Дестивель выражает смущение по поводу происхождения ее имиджа как «девочки с обложки». «Я не знаю почему». Она тычет на себя на фото. «Я не модель».
И все же это была именно модель, на тех снимках где позировала Дестивель и которые заставили подниматься брови у альпинистов. В конце 1993 года, французский альпинистский журнал Vertical опубликовал ряд потрясающих черно-белых снимков с изображением Дестивель, одетой в обтягивающие лосины , проходящей болдеринг (вид скалолазания -прим.пер.). «Notre cherie de l'alpinisme»,журнал назвал ее. Наша дорогая альпинистка.

Дававшая интервью для Британского журнала «On the Edge» , Элисон Харгривс сказала, что подобные снимки вредят женщинам альпинистскам. « Во Франции, люди не смотрят на меня как на женщину, они смотрят на меня как на альпинистку». «Некоторые вещи, которые делала Дестивель, не очень то помогли ей в этом отношении. Те фотографии в Vertical были весьма нездоровы. Фактически это было «мягкое» порно».

Дестивель объясняла, что фотограф, Гай Мартин-Раваль, попросил ее по позировать еще в 1989 году; фотографии не предназначались для публикации. «Я была просто моделью а не Катрин Дестивель. Было интересно смотреть как он (Мартин-Раваль) работает, просто новый опыт.» Vertical спросил ее разрешения опубликовать эти фотографии годами позже. И это заняло месяц у Дестивель что бы принять решение. «Я позвонила множеству друзей, и они сказали, - Почему бы и нет, тебе не надо ничего доказывать.»

Дестивель казалась удивленной что Американцы увидели фотографии, и она постоянно спрашивала об их реакции. Она знает, что большинство американцев и британцев очень жеманны, по сравнению с французами. Хотя , американские альпинисты никогда не против использовать свою внешность что бы продавать самих себя. Даже Лин Хилл появлялась в свете с очаровательной прической, в макияже и парфюме. Как говорила Дестивель , «Это не я, это лишь что то , что я делаю что бы заработать денег.»

Дестивель заключила дьявольскую сделку. Она нуждается в славе от сложных восхождений что бы заработать на жизнь, и ,в то же время , она не хочет что бы спонсоры и медиа диктовали ей условия в подходе к восхождениям.
«Очень важно не чувствовать давления что бы что-то сделать», объясняет она. «В противном случае это очень опасно, особенно в горах». Поэтому она выбирает свой большой проект очень осторожно, в среднем один в год. И осторожно контролирует огласку этого, всегда зная - что это даст ей в будущем если она преуспеет.

На больших восхождениях она старается минимизировать давление со стороны привлекая только друзей как фотографов. Они документируют попытку и затем пожинают плоды, если попытка успешная, если нет - большая часть материала идет в мусорный ящик. « Теперь я лазаю только для себя», говорит Дестивель. Она старалась сделать лазание максимально «чистым», но ,все же, вертолет присутствует. В ста ярдах от стены, он приближается чтобы сделать фото и видео снимки. Ирония судьбы, но эти теле-фото снимки дают самые откровенные кадры с Катрин Дестивель которые когда-либо могли получить восходители, гораздо более открывающие ее чем позирование в журналах.
В радиоперехватах с ее 11-дневного соло на Дрю, в кадрах открывающих ее мучения. «Мои руки болят; мои руки болят. Мои пальцы повреждены», слышны ее стенания. И позже: «С меня довольно; с меня довольно; достаточно. Я просто хочу домой.»
Во время ее восхождения на Эйгер, наблюдатель ощупывает стену на расстоянии в поисках ее, и вот камера фокусируется на крохотной бабочке на стене. Дестивель. Она смотрит на часы , устало хмурится. Она не выглядит как модель или звезда телеэкрана , обыкновенный усталый альпинист. Такой же как и любой другой.

Почему восхождение? Вполне справедливый вопрос к альпинисту, который принимает все тяготы зимнего сольного восхождения на сложной стене. Для Дестивель, это вопрос еще сложнее, из-за финансовых выгод, которые она получает от своих самых больших и опасных восхождений.
«Каждый раз когда я спускаюсь после очередного большого восхождения, я чувствую себя лучше», говорит она. « Я чувствую себя увереннее. Больше уверенности говорить людям да или нет. Все еще у меня есть проблемы; я ненавижу споры. Но раньше я была как страус. Прятала голову в землю во время спора. Теперь все по другому.»
Один альпинист, который знает очень хорошо Дестивель, говорит, что она много конфликтовала со своим отцом когда росла, самая старшая из шестерых детей, и теперь пытается что то доказать ему. На это она говорит, « Каждый хочет что-то доказать - моему отцу, кому-то другому. Почему ты лазаешь - кто знает?» Она признает гордость - как мотивацию, и добавляет что многие знаменитые альпинисты разделяют это. Когда Дестивель лазает с кем то, то это почти всегда с мужчиной ее жизни, Декампом. «Мы делим жизнь, мы делим все,» объясняет она. Часто они солируют вместе в горах. «Мы делаем восхождение очень быстро; нам не надо много говорить. И это здорово.»
Делать сложные восхождения с любимым сложно, «…потому что ты не хочешь рисковать, потому что твоя жизнь с тобой. Гораздо легче когда у тебя есть кто-то дома. И тогда ты можешь полностью сконцентрироваться на цели.»
Лоу говорит, что сосредоточенность - характерная черта Дестивель. «У нее замечательная способность видеть новый проект в деталях, от начала и до конца, видеть конечный результат - это феноменальный стимул», объясняет он. «Она приехала в Америку и тренировалась полтора месяца прежде чем «сделать» Дрю. Она сказала что хочет пройти Эйгер зимой, и она поехала в Канаду что бы месяц практиковать там ледолазание. Мне пришлось напрячь свой ум что бы принять это. Хотелось сказать ей, - тебе не следует делать это. Но пришлось сдержаться.»
Ее этика работы распространяется также и на «земную» жизнь. Она работает для спонсоров, дает лекции и пишет книги; затем следуют появления на телевидении. Летом она ведет курсы для молодых альпинистов и пишет для них книги. Это прольет свет на технику лазания, конечно, а также на историю. «Я думаю что это очень важно - знать откуда мы пришли, кто был до нас. Это было моей мечтой, когда я было молодой. Бонати сделал это, Десмэзон сделал то. И я хотела делать эти вещи тоже.»

Мечты о больших проектах все еще ведут Дестивель по жизни, хотя она опасается своих амбиций. Она уже набила свои «шишки» в горах. Кроме падения в трещину, она перенесла операцию что бы исправить 10-летней давности порыв связок в плече. Во время январского восхождения в горах Антарктики она упала почти на 20 метров. Декамп делал снимки с Дестивель ,после завершения их восхождения , и она поскользнулась. Получив сложный перелом ноги она была вынуждена делать 16 часовой спуск с флисовой курткой, обмотанной вокруг ноги для фиксации перелома. Прошло еще три дня ,прежде чем спасательный вертолет мог забрать их. «Мне хочется делать некоторые вещи, но я боюсь их делать», признается она.

Это самые сокровенные мечты, те, которые стоят того что бы ради них жертвовали чем то, они и являются самыми опасными. Пилоты-искатели приключений погибли преследуя свои самые сокровенные мечты, тоже самое произошло с некоторыми великими восходителями. Она ссылается на Бенуа Шамо , который погиб на спуске с Канченджанги, последнего из 14 восьмитысячников, на который ему оставалось взойти. «Эрхард Лоретан «сделал» все 14 восьмитысячники, но его это не так беспокоило - у него были другие проекты на будущее. Тоже самое и с Меснером. Но Шамо - это было его последней мечтой.»
Так о чем же мечтает Дестивель? Она не говорит. « Каковы мои последние мечты? Я не скажу. Слишком много давления. Телефон во Франции разрывается каждый день. Только мои друзья знают каким будет мой новый проект. Если я начну говорить , что я хочу сделать, то мне придется это делать. Есть поговорка : Не продавай шкуру - как это будет по английски? Медведь - не продавай шкуру медведя прежде ,чем ты убьешь его.»
С ее последними мечтами в голове и возможностью иметь детей в будущем, Дестивель смотрит вперед в то время, когда она не будет так рисковать. «Если у меня будут дети, я не буду так высоко лазать , я утихомирюсь . Я счастлива; я знаю, что если я уйду из альпинизма, мне будет чем заняться. Я не обязана этим заниматься.» В этом случае она говорит, «Может быть я никогда не реализую все свои мечты. Может быть некоторые мечты так и останутся мечтами. Но это не разрушит мою жизнь.»

By Dougald Macdonald, перевод В. Фролов

 

22.04.2013 • Разное • Просмотры (2568) • Комментарии (0) • Написать комментарий

 
 
 
[F]acebook Twitter Delicious Digg Живой Журнал Technoraty StumbleUpon Google Bookmarks Яндекс.Закладки [В]контакте Одноклассники Мой Мир