Людмила Савина - первая женщина Казахстана, покорившая Эверест. Горы, восхождения, фотографии, новости, статьи.

RSS

Анатолий Букреев: Я остался советским...

Чтобы перечислить все спортивные рекорды и достижения, установленные за свою многолетнюю профессиональную карьеру казахстанским альпинистом Анатолием Букреевым, мне просто не хватит газетного места, выделенного для написания этого материала. Впервые в истории альпинизма Анатолий совершил 4 восхождения на восьмитысячники за 80 дней. Причем, два последних - на Гашербрум2 и Броуд пик - были совершены в течении семи дней!

И тем не менее, Букреев относится к категории спортсменов, которые куда более известны и популярны за рубежом, чем у себя на родине. Видимо, поэтому, даже книга, написанная лучшим на сегодняшний день альпинистом планеты, выйдет в США, а не у нас, в Казахстане.

- Нельзя сказать, что это чисто моя книга. Потому что я не писатель, а альпинист. Неплохой альпинист. Я участвовал во многих исторических событиях, связанных с Эверестом. И эта книга, в основном, о событиях 1996 года, просшедших на Эвересте во время американской экспедиции, когда погибло 8 человек. Я был гидом. И может быть, только благодаря моему опыту тогда удалось избежать гибели еще трех-четырех человек.
Я пытался сделать все возможное, чтобы люди, за жизнь которых я лично отвечал, остались живы. И они остались живы. И книга, в основном, об этой трагедии. О моей роли в этой экспедиции. Я писал чистую правду. Потому что сейчас кое-кто пытается обыграть эту историю за рубежом так, как это выгодно американцам.
Книга - документальная. В ней - мое отношение к Эвересту, к гидству, которым я сейчас занимаюсь, на мой взгляд на то, почему люди покупают мой опыт горовосходителя на Эверест. Кстати, это очень острый, очень нужный вопрос. У меня уже вышли две статьи в Америке. В одной из них я заострил внимание на теме использования кислорода на больших высотах: какие здесь плюсы, а какие минусы. Другая статья - о восхождении казахстанцев на Манаслу в 1995 году. Так что в этом направлении я тоже начал работать. Но здесь пока еще огромное поле деятельности, дело будущего. Не так все просто. Нельзя сказать, что я - писатель.

- Но, насколько мне известно, у вас есть еще одна специальность. Вы в прошлом были, по-моему, профессиональным тренером по лыжным гонкам?

- Да, в восьмидесятых годах я тренировал юношескую сборную Алма-Аты и Алматинской области. И я всегда пытался использовать горы в подготовке своих спортсменов- лыжников, среди которых были и чемпионы республики. В то же время лыжные тренировки помогали мне хорошо подготовиться к восхождениям. Выносливость, которую мне дали лыжи, очень здорово помогала в экстремальных ситуациях, когда приходилось выживать. И сейчас я стараюсь не забывать о лыжах, использовать их в своей подготовке.
 
- Вы не забываете о лыжах, а Владимир Смирнов в последнее время увлекся горными походами. Видимо, эта общность интересов вас и сблизила?

- Мы с Володей познакомились давно, еще в 1986 году. Совершенно случайно, на турбазе 'Алма-Тау'- у нас оказались общие друзья. Так что можно сказать, что горы нас сблизили, подружили. Мне , вообще, Володя всегда импонировал - своей целеустремленностью в занятиях лыжным спортом. Поэтому я, как тренер по лыжным гонкам, это оценивал и старался, чтобы мои воспитанники немножко были похожи этим качеством на Смирнова.
Мне просто приятно встречаться с Володей. Я что-то новое получаю от общения с ним. Потому что у него есть свой взгляд на спорт, на горы...
Ведь горы также оставили заметный след в его лыжной карьере. Он знает, что это такое! Но сейчас объединяет не только то, что мы готовились вместе в наших Тянь-Шаньских горах: Володя - как лыжник,я - как альпинист, как тренер по лыжным гонкам. У нас появилась куча друзей в Италии, котрые хорошо знают Смирнова и которые совершают со мной восхождения на Гималаи. Эти люди неравнодушны и к лыжному спорту, и к горам. И это нас объединяет. Но главное, что нас со Смирновым сближает, что мы представляем Казахстан за рубежом. Я - где-то в горах. Он - на лыжной трассе. Я считаю, что неплохо представляю казахстанскую альпинистскую школу. А о Володе, вообще, разговора нет. Смирнов- это история лыжного спорта Казахстана.

- Это правда, что Смирнов с вами собирается взойти на Эверест?

- Сейчас у Володи олимпийский сезон. Так что пока это у нас в планах на уровне разговоров. Есть такая задумка.Возможно, когда-то наше объединение, наш единый взгляд на горы дадут какой-то результат или выльется в проект. Возможно. А почему бы и нет?!

- А вам не страшно будет идти в горы с, в общем-то, совершенно неподготовленным человеком? Риск - налицо.

- Мне приходилось много работать в качестве гида, тренера, консультанта, лидера при восхождениях. Под моим началом на восьмитысячники поднимались люди, даже совершенно не имеющие отношения к горам. Под моим руководством на Эверест взошли первые индонезийские альпинисты, первые датчане, бразильцы, один боливиец, а также альпинист из Уэльса. У меня огромный опыт работы с людьми совершенно неподготовленными. Может быть, в бывшем Союзе - самый большой опыт.По крайней мере, во всем мире мой опыт тренера- консультанта пользуется большим спросом. И я вижу людей, которые могут подняться на вершину. Я не говорю - покорить. Потому что покоряют обычно народ или еще что-то. Покорение - это насилие. Поэтому я стараюсь использовать слово 'достичь'. Достичь результата, вершины. А покорить горы невозможно. Можно только на какое-то время сравняться с этой высотой горы и потом быстренько спуститься вниз.
А что касается Смирнова, то с ним чисто в физическом плане проблем не будет. Мы с ним пробежали где-то два часа, и я увидел. что человек имеет хорошее чувство высоты. А навык какой-то альпинистский он может получить в течении короткого времени. И потом, маршруты-то бывают разные. Даже на тот же Эверест. Поэтому это сейчас - не проблема. Просто всегда у человека должна быть цель. И если она правильно поставлена, то человек достигнет этой цели.

- Мне довелось как-то услышать историю о том, как группа казахстанских альпинистов, взошедшая в этом году на Эверест, неожиданно нашла там... ваше послание главному тренеру экспедиции Ильинскому...

- Это было не совсем послание. Это был небольшой казахстанский флаг. И там было написано: 'Лучшее пожелание первой казахстанской экспедиции на Эверест от тренера первой военной экспедиции Индонезии. Анатолий Букреев'. Я представляял казахстанскую школу альпинизма, своего Центрального спортивного клуба армии, поэтому я просто считал своим
долгом поднять на вершине казахстанский флаг. Так получилось, что 26 апреля я взошел на Эверест с индонезийцами ( это были солдаты спецназа), а 2 мая на вершину поднялась первая казахстанская группа. У них была экстремальная ситуация. Поэтому, я думаю, чтоэто мое послание помогло как-то моим друзьям живыми спуститься вниз.

- А как вы относитесь к тому, что ваше имя намного больше известно в России,США, Италии, других странах мира, чем в Казахстане? Не обидно? 

- Но что поделаешь, если альпинизм в Казахстане не столь популярен, как скажем, например, лыжные гонки. Вот за границей - другое дело...

- А у вас не было желания уехать в какую-нибудь далекую страну, где вас ценят, и заниматься любимым делом?

- Я много раз был за границей. Бывало, по шесть месяцев отсутствовал дома. Но все время возвращался. Потому что мне не хватало нашего воздуха, нашей атмосферы, в которой я вырос.
Хотя у меня были возможности найти за границей работу, хорошие условия для тренировок. Словом, заниматься тем, чему отдал более 20 лет жизни: хоть лыжами, хоть альпинизмом, пожалуйста. Но я не был таким сильным, как Володя Смирнов. Его решение: жить и работать в Швеции - это настоящий мужской поступок.
Так же, как и Володя, я стал известным спортсменом в составе сборной Советского Союза. Мы гордились, что мы представляли СССР. С гордостью носили герб, символику, форму сборной СССР. Просто по стечению обстоятельств, не зависящих от нас, спортсменов, произошел раскол наших республик. А я считаю себя гражданином мира. Мне говорят: 'Анатолий, ты тренируешься в Америке, живешь в Казахстане, а сам родом с Урала'. Я отвечаю: 'Так получается, я большую часть времени в году провожу в Непале'. Но я советский. Я остался советским человеком. Ничего во мне не изменилось после развала Союза.
Да, я знаю, что было много минусов в нашей стране, но было много и плюсов. Была школа - одна из лучших спортивных школ как в лыжных гонках, так ив альпинизме, которая дала возможность вырасти мне, Володе Смирнову и многим другим. Нельзя это перечеркивать. Я не хочу играть в политику. Я с гордостью представляю сейчас казахстанскую школу альпинизма, школу спортивного клуба ЦСКА, в которой я вырос. Конечно, хорошо, что Казахстан имеет сейчас самостоятельный выход на международную арену. Но, тем не менее, не стоит забывать то хорошее, что было раньше, когда был Союз. И эту связь надо продолжать. Может я в чем-то ошибаюсь. Я не политик.

Это интервью было напечатано в Комсомольской Правде 27 декабря 1997 года. 25 декабря, Анатолий Букреев погиб при совершении зимнего восхождения на Аннапурну. Это был бы его пятый восьмитысячник, совершенный в 1997 году.

29.12.1997, А. Трофимов

 

20.04.2013 • Интервью • Просмотры (4558) • Комментарии (0) • Написать комментарий

 
 
 
[F]acebook Twitter Delicious Digg Живой Журнал Technoraty StumbleUpon Google Bookmarks Яндекс.Закладки [В]контакте Одноклассники Мой Мир